+7 (812) 275-6434
Санкт-Петербург, Суворовский пр., дом 33, офис 8

Врачебная тайна - порядок предоставления сведений и ответственность за их разглашение

В аналитической статье адвоката Ольги Зиновьевой содержится подробная правовая оценка врачебной тайны как важнейшего правового и нравственно-этического института, лежащего в основе взаимоотношений пациента и медицинского работника

Усиливающийся в последние годы правовой и общественный контроль за медицинской деятельностью не оставляет без внимания вопросы правового регулирования такого важнейшего института медицинского права как институт врачебной тайны, а также вопросы правоприменения при нарушении гарантированного гражданину права на сохранение в тайне сведений, отнесённых законом к врачебной тайне, лицами, обязанными её соблюдать. 

Врачебная тайна, в силу особенностей самой врачебной деятельности - важнейшее понятие деонтологии (от греч. deon - должное и logos - учение) как учения о принципах поведения медицинского персонала в общении с больным и его родственниками. Однако особенность врачебной тайны, отличающая этот институт от других понятий деонтологии и относящая её к правовым понятиям, состоит в том, что сохранность врачебной тайны гарантируется законодательно так же, как и законодательно обеспечивается путём установления определённых запретов и юридической ответственности за её разглашение.
Складывающаяся в России в последние годы судебная и административная практика свидетельствует о существенном (в сравнении с советским периодом отечественной судебной истории и первым десятилетием правовых реформенных преобразований) росте правовой грамотности пациентов и их родственников, проявляющейся, в том числе, в увеличении обоснованных претензий к врачебному персоналу, вызванных нарушением врачебной тайны.
Новейшая история законодательного регулирования врачебной тайны сегодня насчитывает более двадцати лет: 12 декабря 2013 г. исполнилось 20 лет со дня принятия Конституции Российской Федерации, которая сформулировала правовые основы для защиты врачебной тайны; 22 июля 2003 г. - 20 лет со дня утверждения Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (далее - Основы), определивших объём врачебной тайны и субъектов ответственности за её разглашение, а также ограничивших случаи предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина.
И наконец, 21 ноября 2011 г. был принят и 01 января 2012 года вступил в силу Федеральный закон № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», в котором правовому регулированию охраны врачебной тайны в Российской Федерации посвящена статья 13.
Часть 1 статьи 23 Конституции Росийской Федерации устанавливает право каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Закрепление данного права на конституционном уровне определяет принадлежность права на неразглашение врачебной тайны к числу основных конституционных прав человека и гражданина, что гарантирует ему особую правовую защиту.
В соответствии с пунктом 9 ст. 4 Федерального закона № 323-ФЗ от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», соблюдение врачебной тайны отнесено законодателем к основным принципам охраны здоровья.
В соответствии с частями 1, 2 ст. 13 Федерального закона № 323-ФЗ от 21 ноября 2011 г., сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну.

Таким образом, врачебную тайну составляют:

  • информация о факте обращения за оказанием медицинской помощи;
  • информация о состоянии здоровья гражданина;
  • информация о диагнозе;
  • иные сведения, полученные при медицинском обследовании и лечении гражданина.

Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 настоящей статьи. Таким образом, врачебная тайна, являясь личной тайной, доверенной врачу, относится к так называемым профессиональным тайнам, наряду с адвокатской тайной, банковской тайной, тайной нотариального действия.
Вместе с тем, установленный законодательный запрет на разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, после смерти гражданина, в настоящее время составляет предмет активных правовых доктринальных и практических дискуссий, вызванных ограничением, не обоснованным разумным балансом интересов членов общества, на получение родственниками умерших, предположительно пострадавших от некачественного оказания им медицинской помощи, копий медицинской документации для проведения независимого экспертного контроля качества медицинской помощи. В рамках указанной дискуссии рядом депутатов Государственной Думы Российской Федерации высказано намерение инициировать внесение изменений в действующий федеральный закон в части предоставления родственникам умершего лица права на получение после его смерти копий медицинских документов для целей проведения экспертизы качества оказанной ему медицинской помощи. Также аналогичное обращение являлось предметом правовой оценки Конституционного Суда Российской Федерации, рассмотревшего обращение на неконституционность указанной нормы статьи 13 Федерального закона “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”. Таким образом, привлечение общественного внимания к необоснованному сужению прав родственников при наличии у них разумных сомнений в качестве медицинской помощи, оказанной их близким, а также проявленная законодательная инициатива и конституционно-правовая оценка указанного ограничения позволяют надеяться на изменение в самом скором времени ст. 13 Федерального закона в рассматриваемой части, и восстановление логики законодателя, статьёй 17 Гражданского Кодекса РФ установившего прекращение правоспособности гражданина в момент его смерти.

В соответствии с частью 3 ст. 13 названного Федерального закона, с письменного согласия гражданина или его законного представителя допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях.
Следует отметить, что предыдущая редакция указанной нормы, сформулированная в ст. 61 Основ 1993 года, не требовала письменного согласия гражданина на разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в указанных случаях. Принимая во внимание специальное указание законодателя на письменную форму такого согласия, распространение таких сведений в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных аналогичных целях при отсутствии специально оформленного письменного согласия пациента, содержащего безусловное волеизъявление на использование его данных в указанных целях, будет являться нарушением закона.

Частью 4 ст. 13 Федерального закона № 323-ФЗ от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлен исчерпывающий перечень правовых оснований для предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя.

Так, предоставление сведений, являющихся врачебной тайной, без согласия гражданина допускается:
1) в целях проведения медицинского обследования и лечения гражданина, который в результате своего состояния не способен выразить свою волю, с учетом положений пункта 1 части 9 статьи 20 Федерального закона № 323-ФЗ, то есть в случаях, если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю или отсутствуют законные представители;
2) при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;
3) по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно;
4) в случае оказания медицинской помощи несовершеннолетнему в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 20 настоящего Федерального закона (то есть при оказании накологической помощи несовершеннолетнему, больному наркоманией, или при медицинском освидетельствовании несовершеннолетнего в целях установления состояния наркотического либо иного токсического опьянения), а также несовершеннолетнему, не достигшему возраста, установленного частью 2 статьи 54 настоящего Федерального закона (то есть возраста пятнадцати лет и шестнадцати лет для несовершеннолетнего, больного наркоманией) для информирования одного из его родителей или иного законного представителя;
5) в целях информирования органов внутренних дел о поступлении пациента, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинён в результате противоправных действий;
6) в целях проведения военно-врачебной экспертизы по запросам военных комиссариатов, кадровых служб и военно-врачебных (врачебно-лётных) комиссий федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная и приравненная к ней служба;
7) в целях расследования несчастного случая на производстве и профессионального заболевания;
8) при обмене информацией медицинскими организациями, в том числе размещенной в медицинских информационных системах, в целях оказания медицинской помощи с учетом требований законодательства Российской Федерации о персональных данных;
9) в целях осуществления учёта и контроля в системе обязательного социального страхования;
10) в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Этот перечень является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.
Как видно из указанного перечня, он существенно расширен и дополнен в сравнении с перечнем, ранее определявшим случаи предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, в отсутствие согласия гражданина.
Определённый нюанс появился с введением в действие Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», который предоставил адвокатам обширные права, включая право на сбор сведений, необходимых для оказания юридической помощи, в том числе право запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций; при этом указанные органы и организации, в свою очередь, обязаны в порядке, установленном законодательством, в месячный срок выдавать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии. Появилась ли с введением в действие названного Федерального закона у лиц, профессионально обязанных соблюдать врачебную тайну, обязанность предоставлять сведения, её составляющие, также и по адвокатскому запросу?
Следует отметить, что медицинские организации довольно часто сталкиваются с ситуацией, когда лицо, обладающее адвокатским статусом, ссылаясь на указанную норму законодательства об адвокатуре, истребует от медицинской организации сведения, составляющие врачебную тайну, в отношении лиц, обратившихся за медицинской помощью, причём нередко такие запросы носят неинформативный характер в части фактического осуществления адвокатом действий в интересах указанного лица или против него.
Ответ на этот вопрос является достаточно очевидным – поскольку статьёй 13 Федерального закона № 323-ФЗ адвокатский запрос не отнесён к перечню случаев, когда сведения, составляющие врачебную тайну, могут быть предоставлены третьим лицам в отсутствие согласия пациента, сведения, её составляющие, могут быть предоставлены адвокату, так же как и другим лицам, исключительно на основании нотариально удостоверенной доверенности, специально предусмаривающей правомочие на предоставление поверенному сведений, составляющих врачебную тайну доверителя. Иными словами, наличие у подателя запроса адвокатского статуса ни при каких обстоятельствах не обеспечивает ему права на получение сведений, составляющих врачебную тайну, при отсутствии специального правомочия на получение таких сведений, оформленных в соответствии с действующим законодательством, то есть нотариально либо в порядке, приравненом законом к нотариальному порядку удостоверения волеизъявления доверителя.
Смежным с рассматриваемым вопросом является вопрос о праве медицинской организации предоставлять адвокату сведения, составляющие врачебную тайну, в случае конфликтной ситуации с самим пациентом при отсутствии согласия пациента. На данный вопрос следует ответить положительно, руководствуясь следующим.
В соответствии со ст. 1 Федерального Закона № 63-ФЗ от 30 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. В соответствии со ст. 2 названного Федерального закона № 63-ФЗ, адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Как следует из п.п. 2, 3 ст. 2 Федерального закона № 63-ФЗ, оказывая юридическую помощь, адвокат, в том числе, даёт консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме, составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера, участвует в качестве представителя доверителя в гражданском, административном, арбитражном, уголовном судопроизводстве, а также оказывает иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом.
Таким образом, право медицинской организации на обращение к адвокату с целью получения квалифицированной правовой помощи является безусловным и гарантированным как действующим гражданским законодательством, так и законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.
В соответствии с подп. 5 п. 4 ст. 6 Федерального Закона № 63-ФЗ от 30 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя, при этом, в соответствии со ст. 8 Федерального Закона № 63-ФЗ от 30 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.
Таким образом, действующим законодательством установлены дополнительные гарантии соблюдения врачебной тайны при обращении за квалифицированной правовой помощью к лицам, получившим статус адвоката, путём возложения на адвоката обязанности соблюдения адвокатской тайны, определённой ст. 8 Федерального закона № 63-ФЗ как любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.
Таким образом, принимая во внимание указанные дополнительные гарантии соблюдения врачебной тайны через институт адвокатской тайны, а также учитывая законодательное требование о сохранении в тайне сведений, составляющих врачебную тайну, лицами, которым в установленном законом порядке переданы сведения, составляющие врачебную тайну, наравне с медицинскими работниками, и безусловное право медицинской организации на получение квалифицированной правовой помощи путём заключения с адвокатом соглашения о правовой помощи, право на передачу сведений, составляющих врачебную тайну, адвокату для целей оказания правовой помощи в ситуации правового конфликта с пациентом следует признать абсолютным.

Что касается практики нарушений требований о сохранении в тайне сведений, составляющих врачебную тайну, то она показывает, что разглашение врачебной тайны является довольно распространённым явлением среди медицинского персонала. Так, анонимный опрос, проведённый несколько лет назад среди сотрудников городской многопрофильной больницы Санкт-Петербурга, показал, что до 55 процентов врачей и свыше 70 процентов среднего медицинского персонала обсуждают в кругу семьи, с коллегами и друзьями особенности течения заболевания конкретных больных, не задумываясь при этом о нарушении требований законодательства и принципов деонтологии. Кроме того, более трёх четвертей опрошенного врачебного персонала указали, что, при общении с родственниками больных они никогда не интересуются документами, подтверждающими родство, и охотно беседуют о диагнозе и прогнозе заболевания с лицами, просто представившимися родственниками больного.
Между тем, отечественное законодательство предусматривает несколько видов юридической ответственности за нарушение врачебной тайны.

В первую очередь это ответственность, предусмотренная действующим гражданским законодательством.
Так, ст. 150 Гражданского Кодекса РФ (далее - ГК РФ) устанавливает, что личная тайна относится к нематериальным (неимущественным) благам человека, неотчуждаемым и непередаваемым иным способом. Статья же 151 ГК РФ определяет, что, если вследствие разглашения врачебной тайны гражданину причинён моральный вред, то суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации такого вреда. При этом следует учитывать, что под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания гражданина, претерпеваемые им вследствие нарушения нематериальных благ или личных неимущественных прав. Глава 59 ГК РФ конкретизирует положения статьи 151, и в ст. 1064 указывает, что вред, причинённый личности гражданина, подлежит возмещению в полном объёме.
В соответствии со ст. 1068 ГК РФ, юридическое лицо возмещает вред, причинённый его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, независимо от того, выполнял ли работник работу на основании трудового договора (контракта) или по гражданско-правовому договору, при этом, согласно ст. 1081 ГК РФ, лицо, возместившее вред, причинённый другим лицом (работником-врачом), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу (врачу) в размере выплаченного возмещения.
Таким образом, в случае разглашения сведений, составляющих врачебную тайну, представителем врачебного, среднего медицинского, младшего медицинского или административного персонала медицинской организации, ответчиком по делу о возмещении вреда, причинённого разглашением врачебной тайны, будет являться медицинская организация, при этом сам работник подлежит привлечению к участию в деле в качестве третьего лица.
Принимая во внимание то обстоятельство, что статьёй 1968 ГК РФ установлена ответственность юридических лиц за действия их работников, то в случаях разглашения врачебной тайны иными лицами, которым сведения, её составляющие, стали известны при выполнении иных функций, не связанных с трудовыми обязанностями или обязанностями, порождёнными заключением гражданско-правового договора, ответчиком в таком деле будет являться само такое лицо.
Особо следует отметить, что именно понимает законодательство и судебная практика под разглашениемврачебной тайны. Руководствуясь принципом аналогии права, можно утверждать, что разглашение врачебной тайны имеет место при опубликовании сведений, составляющих врачебную тайну, в печати, трансляцию по радио и телевидеопрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в судебных характеристиках (без специального судебного запроса или однозначно сформулированного судом требования в ходе судебного разбирательства дела), публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в любой, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу.
Безусловно, наибольшую общественную опасность имеет разглашение врачебной тайны неограниченному кругу лиц через средства массовой информации (журналы, газеты, телевидение и радио). Несмотря на кажущуюся редкость разглашения врачебной тайны именно таким способом, следует отметить, что такие случаи, действительно, встречаются нечасто, однако, как правило, наносят лицам, в отношении которых такие сведения разглашены, существенный моральный вред, имеют большой общественный резонанс и серьёзную судебную перспективу. 

Так, Ленинским районным судом Санкт-Петербурга было рассмотрено гражданское дело по иску отца малолетнего ребёнка, подробные сведения о состоянии здоровья которого, факте обращения за медицинской помощью, диагнозе и прогнозе заболевания были намеренно, без согласия родителей ребёнка, сообщены заведующим отделением больницы, в котором находился ребёнок, корреспонденту одной из телевизионных программ, которая вышла в вечерний эфир ОАО «Первый канал», в результате чего сведения, составляющие врачебную тайну, стали известны неограниченному кругу лиц - аудитории программы. В приведённом примере особенно примечательно то, что врач сообщил корреспонденту сведения, составляющие врачебную тайну, не в личной доверительной беседе с последним, а именно для записи своего выступления, тем самым предполагая возможную доступность сообщённых им сведений неограниченному кругу лиц. Сумма исковых требований превысила ежемесячную заработную плату врача в шестьдесят раз.   

Калининским районным судом Санкт-Петербурга было рассмотрено гражданское дело по иску пациента медицинской организации, оказывающей услуги частной скорой медицинской помощи, о компенсации морального вреда, причинённого незаконным разглашением врачебной тайны при следующих обстоятельствах: пациент, будучи неудовлетворён качеством оказанной ему медицинской помощи, обратился в медицинскую организацию с претензией в порядке, предусмотренном законодательством о защите прав потребителей. К претензии были приложены медицинские документы пациента, которые подтвреждали обоснованность его требований. Генеральным директором частной скорой помощи текст претензии пациента, содержащей подробное описание его медицинской истории, личные данные, описание его физических и нравственных страданий, а также прилагаемые к претензии документы были отсканированы и направлены электронной почтой с электронного почтового адреса генерального директора по шестидесяти электронным адресам руководителей других частных и государственных медицинских организаций Санкт-Петербурга; при этом пересылаемые документы сопровождались личными хамскими комментариямя указанного руководителя, которые не могут быть приведены в настоящей статье вследствие их "неакадемического" характера. Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга исковые требования пациента были частично удовлетворены, в его пользу были взысканы также судебные расходы; при этом в тексте решения суд отдельно подчеркнул недопустимость распространения сведений, составляющих врачебную тайну, также и посредством так называемой "закрытой" рассылки.

Помимо гражданско-правовой, законодательство устанавливает и уголовную ответственность за разглашение врачебной тайны. Примечательно, что ст. 137 Уголовного Кодекса РФ (далее - УК РФ), непосредственно касающаяся врачебной тайны, помещена законодателем в главу «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», что ещё раз подтверждает особую защиту врачебной тайны со стороны закона.
Действующий УК РФ предусматривает ответственность за распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или в средствах массовой информации, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности и причинили вред правам и законным интересам граждан. Так, совершение этого деяния лицом с использованием своего служебного положения (а ответственность за разглашение врачебной тайны лежит на лицах, которым она стала доступна именно в силу служебного положения) влечёт уголовное наказание в виде штрафа в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от пяти до восьми месяцев, либо лишение права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев.
Кроме того, ответственность вследствие разглашения врачебной тайны может наступить и в соответствии со ст. 286 УК РФ - «Превышение должностных полномочий»: совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного до двух месяцев, либо лишением права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок до пяти лет, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырёх лет. Если это же деяние повлекло тяжкие последствия, то оно наказывается лишением свободы на срок от трёх до десяти лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок до трёх лет.
Особо следует отметить, что вменено совершение деяния, предусмотренного ст. 286 УК РФ, может быть только должностному лицу государственного или муниципального медицинского учреждения, несанкционированно разгласившему сведения, составляющие врачебную тайну, так как здесь речь идёт о незаконном нарушении неприкосновенности должностной (служебной) тайны. В отношении врачебного и иного персонала государственных или муниципальных медицинских учреждений, не являющихся должностными лицами,  а также в отношении должностных лиц и иных сотрудников частных или ведомственных медицинских предприятий (учреждений) уголовное преследование по данному составу преступления исключено.

Усиление ответственности и увеличение количества удовлетворенных исков рано или поздно приведут к тому, что среди врачебного и среднего медицинского персонала вопросам сохранения врачебной тайны будет уделяться первоочередное значение наряду с охраной здоровья. Однако уже сейчас соблюдение основных законодательных и деонтологических положений должно стать важнейшим принципом медицинской деятельности, приближающим отечественную медицину к цивилизованным мировым стандартам.


Получить консультацию

Контактная информация

Адрес: Санкт-Петербург, Суворовский пр., дом 33, офис 8
Телефон: +7 (812) 275-6434
E-mail:info@onegingroup.ru